February 20th, 2014

Привет!

Петербург, рюмочное

В рюмочную заходит старушка интеллигентного вида.

Берёт сто грамм водки, полстакана сока (да, здесь спрашивают, коль берёшь сок: "Целый, или половинку?"), пьёт, выкуривает сигарету,уходит.
Привет!

Спортивное

Случается мне здесь и Олимпиаду посмотреть, куда ж от неё денешься, в кабаке-то.

Оказывается, есть и мужской кёрлинг.

Разница меж мужским и женским петанком понятна, на выбивании нужна сила физическая. Но откуда такая разница меж женским и мужским кёрлингом? Будто две разные игры.

Сила там не нужна, нужны только координация движений и тактические решения.

В чём же женщины так уступают?
Золотопогонник (я спиной)

Относительно Киева

Янукович политический импотент, ну да.

"А ты бы как?". А я бы так.

Поводов для введения чрезвычайного положения - "выше крыши". Западные области он уже просрал, но в Киеве ввести чрезвычайное положение.

С запретом митингов и демонстраций. Там не степь широкая, не всё площадь, к ней улицы ведут.

Запереть всё кольцом вокруг инсургентов. Право, баррикады (загородить улицу, блок пост-калитка с проверкой документов) власть может поставить гораздо эффективнее чем противник. Дать 24 часа на выход мирных жителей из оцепления, потом медленно и неторопливо стягивать кольцо.

Всех выпускать (с фиксацией личностей), никого не впускать (ну, по прописке пусть идут себе домой, но только жители местные).

Ведь тем кто внутри, инсургентам, не только писать хочется, это не проблема. Они хотят есть и пить. И этого у них в избытке. Судя по новостным картинкам у них и покрышек автомобильных девать некуда.

Почему линии снабжения противника не перерезаны? Вот такой я дуболом-военный, такой у меня простой вопрос.
Привет!

Домашнее чтение

(всё ещё Конецкий)

Все мерзавцы и дураки одинаково злы и потому легко объединяются, Все порядочные и добрые порядочны по-своему, и потому им объединиться дело почти безнадежное.
Привет!

А теперь стихи! (с)

Воротишься на Родину. Ну что ж.
Гляди вокруг, кому ещё ты нужен,
Кому теперь в друзья ты попадёшь.
Воротишься, купи себе на ужин

Какого-нибудь сладкого вина.
Смотри в окно и думай понемногу:
Во всём твоя, одна твоя вина.
И хорошо. Спасибо. Слава Богу.

Как хорошо, что некого винить,
Как хорошо, что ты никем не связан,
Как хорошо, что до смерти любить
Тебя никто на свете не обязан.

Как хорошо, что никогда во тьму
Ничья рука тебя не провожала,
Как хорошо на свете одному
Идти пешком с шумящего вокзала.

Как хорошо, на родину спеша,
Поймать себя в словах неоткровенных
И вдруг понять, как медленно душа
Заботится о новых переменах.