Игорь (nihao_62) wrote,
Игорь
nihao_62

Это перепост. Расфренживайте.

Originally posted by rus_turk at В замирённом Самарканде. 1. Памятники древности
В. В. Радлов. Средняя Зерафшанская долина // Записки Императорского Русского географического общества по отделению этнографии. Том 6. 1880.

В 1868 году русские проникли в сердце Турана до Среднего Зерафшана. Имев случай посетить в этом году вместе с нашими войсками самую южную часть русских владений в Средней Азии, я считаю своею обязанностью описать именно Зерафшанскую долину, которая, как центр владений Тимура, издавна считается сердцем Средней Азии и до сих пор из всех ее частей оставалась наименее доступною для путешественников. Но я должен предупредить читателя, что сообщаемые мною сведения составлены частию по собственным наблюдениям, частию по рассказам туземцев: военное положение не дозволяло мне хоть и на несколько верст удаляться от армии или ее отрядов. Приятным долгом поставляю себе изъявить здесь мою искреннюю благодарность главнокомандующему войсками Туркестанского округа генерал–адъютанту фон Кауфману за его покровительство и содействие, которыми я пользовался во время моего пребывания в Средней Азии. Многим я также обязан г. подполковнику Шауфусу, комиссару при определении границы между Россией и Бухарой. <…>



Бухарские ворота г. Самарканда

Город Самарканд, столица Тамерлана, Мекка Средней Азии, лежит на левом берегу Зерафшана, в 5 верстах от самой реки. Необходимое ему количество воды Самарканд частью получает от маленькой речки из южных гор.


Самарканд. Часть города Галя–Чешмэ, вид с цитадели

Кто себе составил идеальную картину об этом городе по высокопарным именам, которыми персидские поэты величают Самарканд, тот, конечно, увидит себя обманутым при въезде в него. Самарканд ничем не отличается от остальных городов Средней Азии. Та же самая густая полоса садов окружает его, те же самые глиняные избушки и полуразрушившиеся глиняные стены составляют узкие, извилистые улицы; здесь на более отдаленных от шумного базара улицах царствует та же мертвая тишина, как и в других городах. Единственное отличие Самарканда от последних — это его памятники зодчества, сохранившиеся из лучшего прошедшего в полуразрушенном виде; они, со своими развалинами и кучами мусора, гордо и с упреком смотрят на окружающую их толпу торгашей, не сумевших эти освященные по своим воспоминаниям места сохранить в более приличном виде.


Самарканд. Чайные ряды

Город Самарканд я посетил в самое неудобное для путешественника время, и поэтому я мог себе составить о нем понятие лишь по сравнению его с другими городами Средней Азии. Когда я въезжал в Самарканд, базар представлял большею частию кучу пепла и мусора, над которой стояли высокие столбы дыма; улицы от разрушенных домов были на пол–аршина покрыты толстым слоем глиняной пыли; при каждом шаге, который делала лошадь, подымалось облако пыли, наполнявшей нам глаза, рот и нос, так что трудно было дышать или что–либо видеть. Население, в особенности ученый класс, после своего вероломства, боясь мести русских, разбежалось, и даже уцелевшая часть базара была в базарные дни почти совершенно пуста. Понятно, что при таких обстоятельствах я мог собрать весьма мало сведений, и должен был довольствоваться посещением древних памятников города и еврейского квартала.


Самарканд. Часть города, прилегающая к базарной площади Регистан

Известно, что единственные остатки старинного зодчества Самарканда — медресе, мечети и могильные памятники, потому что правоверный мусульманин Средней Азии не мог прославлять памятниками сей тленный мир. Хотя Вамбери, Ханыков и Леман уже описали достопримечательности Самарканда, все–таки не считаю лишним описать их еще раз.

Самые старые памятники — времен Тамерлана. Более интересный и лучше сохранившийся из них — могила Тамерлана, так называемый Тюрбети–Тимур. Мавзолей Тимура устроен из жженых кирпичей, покрытых глазурованными изразцами, так что внешние стены строения представляют украшения, состоящие из арабесков и мозаичных надписей.


Мавзолей эмира Тимура–Курагана. Восточный фасад

Мавзолей этот устроен в виде осьмиугольника, с куполом в форме дыни, сплошь покрытым поливою. По обеим сторонам строения поднимаются две высокие пустые колонны из кирпича, покрытого изразцами, со спиральными лестницами внутри, но в почти разрушенном состоянии. Украшения на этих колоннах в таком же роде, как и на самом здании. Недалеко от главного корпуса — ворота, которые похожи на самый мавзолей. На передней стороне этих ворот можно ясно прочесть следующую надпись: «Строил слабый раб Мухаммед сын Махмуда из Исфагани». Эта надпись доказывает (как совершенно верно объясняет Вамбери), что памятники зодчества в Самарканде исполнялись персидскими художниками.


Мавзолей эмира Тимура–Курагана. Северный фасад

От довольно больших ворот ведет узкий, крытый сводами коридор внутрь мавзолея, к левой его стороне. Строение, в котором находится надгробный камень Тимура, состоит из главного купола и четырех ниш.


Мавзолей эмира Тимура–Курагана (Гур–Эмир).
Часть мраморной решетки, окружающей надгробные камни

Стены внутри обложены великолепными плитами из яшмы, украшенными отлично вырезанными арабесками и надписями; точно так же и потолки ниш богато украшены. Пол выложен каменными плитами, и в средине его, под самым куполом, находится семь надгробных камней, а на стороне, обращенной к Мекке, — столбик и при нем большое знамя.


Мавзолей эмира Тимура–Курагана (Гур–Эмир). Часть надгробных камней

Но в каком небрежном состоянии находится это великолепное здание! Украшения стен большею частью отпали, посредине пола, возле надгробных камней, куча извести. Более поврежденные части стен и пола очень худо починены, и то лишь в последнее время, когда, после взятия Самарканда, генерал Кауфман подарил значительную сумму на ремонт этого мавзолея.


В. В. Верещагин. У гробницы святого — благодарят Всевышнего. 1873

Надгробные камни расположены в следующем порядке, и окружены весьма плохими деревянными перилами:


1) Камень — длиною в 3 аршина и шириной в ⅔ аршина — из серого мрамора: поверхность этого камня теперь покрыта слоем извести. По рассказам моего проводника, похоронен здесь Мир–Се́ид–Береке–Шейх, учитель самого Тимура, умерший два года после него.

2) Камень, длиной в 1⅓ аршина и шириной в пол–аршина, из серого мрамора с надписями; этот надгробный камень Абдул–Латиф–Мирзы, сына Улуг–Бека, умершего в 854 (=1450) году.

3) Камень — из черного мрамора, разбитый на два куска, 3 аршина длиной и ¾ аршина шириной; вокруг камня очень неясная надпись. Этот надгробный камень — самого Тимура, умершего в 807 (=1405) году.

4) Камень — из серого мрамора с надписями — длиной в 3 аршина, шириной в ½ аршина. Этот надгробный камень Мирзы Улуг–Бека, внука Тимура (как говорят в Самарканде, сына Тимура), умершего в 853 (=1449) году; бока и часть верхней поверхности этого камня покрыты известью.

5) Камень разбит; на месте его находится призма из кирпичей, недавно покрытая известью; под этой призмой находится плита из белого мрамора. Этот надгробный камень — Мирзы Ибрагима, сына Улуг–Бека, умершего в 854 году.

6) Камень весь покрыт известью; он считается надгробным камнем Мирзы Беди’, сына Мирзы Улуг–Бека, умершего в 853 году.

7) Камень из серого мрамора, хорошо сохранившийся и совсем покрытый изречениями из Корана. Этот надгробный камень Наипа, сына Улуг–Бека.


Мавзолей эмира Тимура–Курагана (Гур–Эмир). Внутренность мавзолея. Вид фамильного склепа (дахме) Тамерлана

Вблизи от входа в мавзолей есть отверстие в полу; через него по лестнице можно спуститься в комнату, находящуюся под верхней часовней. Эта нижняя комната очень низка и выстроена сводами из жженых кирпичей, без штукатурки и всякого украшения. Голые кирпичи здесь удивительно хорошо сохранились. На полу, именно на тех самых местах, где в верхнем покое находятся семь надгробных камней, лежат столько же тонких мраморных плит с надписями. Под ними похоронены выше упомянутые лица.


Самарканд. Базарная площадь между трех медресе (Ригистан)

В средине города близь базара построены три медресе, которые своими великолепными фасадами образуют квадрат, площадь Самаркандского ригистана. Это единственное место в Самарканде, где заметно старание симметрическим расположением строений произвести на зрителя приятное впечатление. Если бы строения эти были в хорошем состоянии и площадь между ними содержалась сколько–нибудь в чистоте, то она представляла бы редкое для города Средней Азии украшение. Но жители Самарканда нисколько не поняли мысли строителей и наполнили эту площадь кучею самых некрасивых лавок и глиняных избушек до самых стен медресе, между которыми ведет очень узкая улица. При большом пожаре нынешнего года эта часть базара более других пострадала, и даже совершенно сгорела, так что теперь только выказываются медресе во всей своей прелести. Сгоревшие лавки ясно доказывают, что средняя улица не имела более двух или трех сажен в ширину, и я удивляюсь, как Вамбери мог приложить к описанию своего путешествия картину, где эта площадь представлена обширною и величественною, так как он должен был найти базарную площадь еще покрытою избушками. Как мне сообщил главнокомандующий войсками, он приказал очистить эту площадь и запретил вновь строить на ней лавки. Так теперь только, когда «неверные» заняли эти места, прекраснейшее место Самарканда будет почитаемо как следует.

К сожалению, я нашел медресе пустыми (ибо все муллы убежали), и я должен основываться на незначительных сообщениях своего проводника.


Медресе Шир–Дар, построенное Яланктуш–Багадуром,
везирем Имам–Кули–Хана. Вид на главный фасад (западная сторона)

Эти три медресе называются: Медресе–и–Ширудар, Медресе–и–Тиллекари и Медресе–и–Улуг–Бек. Фасады их богато украшены мозаикой из матово–зеленых, темно–синих, белых и красных изразцов, вроде Тюрбети–Тимура. На Медресе–и–Улуг–Бек, кроме того, над средним порталом изображены два больших тигра. Две друг против друга лежащие медресе имеют по обеим сторонам высокие, из кирпичей сложенные колонны, которые также украшены мозаикой. Все три медресе выстроены в квадратах, окружающих внутренние дворы. Снаружи лишь на лицевой стороне есть ниши дверей и окошек. Ниши остальных трех сторон обращены внутрь дворов. Фасады этих зданий украшены великолепными порталами со сводами до самой крыши их. На остальных трех задних корпусах находятся глазурованные куполы в форме дынь.


Медресе Шир–Дар. Внутренний двор (северная сторона)

1) Медресе–и–Ширудар. Построена Ялангтуш– (не Еленктош–) Багадуром в 1010 году. Войдя через главный портал во внутренний двор, в средине трех остальных сторон строения также видишь довольно высокие порталы порталы, между которыми ниши дверей к кельям показываются в двух этажах.


Медресе Шир–Дар. Внутренний двор (восточная сторона).
Вид двухэтажных келий, окружающих внутренность двора

Каждая дверь ведет к отдельной келье, обитаемой двумя муллами. Медресе–и–Ширудар состоит из 64 комнат, следовательно, в ней могут жить 128 мулл.


Медресе Тилля–Кари, построенное Яланктуш–Багадуром,
везирем Имам–Кули–Хана. Главный фасад (южный)

2) Медресе–и–Тиллекари устроена 18 лет позже Ширудара, в 1028 году. Внутреннее устройство ее совершенно сходно с первой.


Медресе Тилля–Кари. Внутренний двор (южная сторона). Главная ниша

В ней только 56 комнат, и жило оттого здесь только 112 мулл.


Медресе Тилля–Кари. Вид одноэтажных келий, окружающих двор

В левом флигеле Медресе–и–Тиллекари есть мечеть, построенная с высокими сводами, в которой ступеньки для имама из белого мрамора. Украшения ниш мечети похожи на украшения ниш Тюрбети–Тимура.


Медресе Тилля–Кари. Возвышение (минбар) внутри главной мечети


Медресе Тилля–Кари. Ниша для моления (михраб) внутри главной мечети

Вакуфы этих обеих медресе находятся на юго–западе от города Катты–Кургана, и занимают все пространство между Нурпаем и горами Тим–таг, на протяжении деревень от Агекши до Ширин–хатуна. Эти вакуфы подарены медресе самым Ялангтушем.


Медресе Улуг–бека. Главный фасад (восточный)

3) Медресе–и–Улуг–Бек, внука Тимура. Она гораздо меньше остальных медресе и только одноэтажная. В ней 24 комнаты, в которых помещалось 48 мулл.


Медресе Улуг–бека. Вид одноэтажных келий, окружающих внутренность двора

На задней стороне ее есть мечеть, которая была разрушена, но теперь сызнова поправлена. Потолок в ней теперь деревянный, подпираемый деревянными столбами с хорошей резьбой. Двор ее, как у остальных медресе, вымощен булыжником.


Медресе Улуг–бека. Вход в соборную мечеть

Великолепнейшая из всех медресе и истинно величественное здание времен Тимура есть Медресе–и–Ханым. Построена она в 791 году, женою Тимура. Без сомнения, она служила образцом для выше описанных трех медресе, ибо всем своим устройством она с ними сходна; но так как она большею частию разрушена, то можно ее развалины понять только с помощью сравнения их с вышеописанными медресе.


Медресе Биби–Ханым. Общий вид с юго–востока


Медресе Биби–Ханым. Вид главного входа с наружной стороны

По объему Медресе–и–Ханым гораздо больше вышеописанных. Минареты у лицевой стороны ее были в диаметре почти вдвое более куполов тех медресе. По большей части эта медресе, как я уже сказал, разрушена, и из распавшихся ее кирпичей построены ближайшие улицы.


Медресе Биби–Ханым. Минарет на северо–западном угле

От переднего корпуса остался только один портал и основание минаретов. Боковые флигеля совершенно разрушены, один средний портал левого флигеля частию уцелел и употребляется теперь как амбар.


Медресе Биби–Ханым. Соборная мечеть (мечети–джами). Вид главного фасада

От заднего корпуса осталась только всреди его лежащая мечеть: она лучше всего сохранилась. Свод купола этой мечети очень высок. Украшения внутренних степ совершенно отпали. Купол треснул и образовалась щель, шириною более аршина. Все–таки строение так крепко, что оно стоит уже десятки лет, не изменившись нисколько.


Медресе Биби–Ханым. Соборная мечеть.
Мраморный пюпитр (лау) для корана внутри мечети

Внутри мечети есть огромный стол из белого мрамора.


Мавзолей гробницы жены эмира Тимура–Курагана, Биби–Ханым (гури–Биби–Ханым)

Нельзя не сознаться в том неприятном впечатлении, которое на нас производит настоящее состояние этого великолепного здания с его прелестными украшениями из мозаики: впечатление это возбуждает чувство презрения к жителям, небрежность которых довела это строение до разрушения. Сравнивая величину Медресе–и–Ханым с остальными медресе, можно смело сказать, что здесь несколько сотен келий давали помещение ученым муллам.


Гробница святого Кусама ибн Абасса (Шах–Зиндэ)
и мавзолей при ней. Общий вид с юга (вход)

Вне города, на северо–восточной стороне, находится могильная часовня Шах–Зиндэ (Касим–бен–Аббаса). Здание, в котором могила этого святого, стоит на довольно значительной возвышенности и окружено со всех сторон огромными кладбищами, которые тянутся почти до самого города. Вся терраса с улицы до часовни наполнена разными строениями, которые своею неправильностью доказывают, что строились они в разные времена.


Гробница святого Кусама ибн Абасса (Шах–Зиндэ)
и мавзолей при ней. Общий вид с северо–запада

К самой часовне Касим–бен–Аббаса ведет между разными зданиями довольно узкая улица, вымощенная булыжником. Мраморных ступеней, о которых говорить Вамбери, я не видал. В сопровождении нескольких мулл мы поднимались к часовне; нас окружала безмолвная тишина; в разных местах видели мы молящихся в тихом созерцании.


Мечеть Шах–Зиндэ. Общий вид с юга

Через портал и узкий, устроенный сводами коридор нас вели к очень богато убранной мечети. Здесь мои спутники исполнили короткую молитву, и по окончании ее мы вошли через маленькую дверь в небольшую комнатку, в которой стояло знамя святого. На западной стене комнаты была приделана железная решетка. За ней находилась могила. Мои спутники с благоговением прикладывали свои лица к решетке, гладили ее руками и читали фатху. Я также подошел к решетке и увидел сквозь нее маленькую комнатку из жженых кирпичей, в которой и находится могила, выложенная кирпичами. На могиле лежала большая куча синих и зеленых тряпок.


Могила святого Кусама ибн Абасса (Шах–Зиндэ), умершего в 57 г. хиджры

Спутники мои объяснили мне, что, согласно обычаю, следует дать хранителю могилы маленький подарок. Я подал тому мулле, который казался здесь хозяином, рубль серебром. До сих пор была вокруг нас святая тишина, все казались тронутыми набожным благоговением, но подарок мой изменил все. Другой мулла объяснил, что деньги следовало дать ему, и затем начался между заинтересованными сторонами спор, который, несмотря на святость места, они вели самой оскорбительною бранью, и в который вмешивались все присутствующие. На меня сцена эта произвела столь неприятное впечатление, что я поспешил оставить святыню.


Мечеть (ханака) Шах–Зиндэ. Пюпитр с кораном,
пожертвованным бухарским эмиром Насруллой

Мечеть и часовня, должно быть, когда–то были великолепно украшены; но уже давно и здесь исчезло прежнее великолепие. Богато украшенный потолок и полива на стенах большею частью отпали, а сделанные поправки очень грубы и без вкуса. Когда я спросил, было ли здесь летнее жилище Тимура, никто из присутствующих не мог мне дать ответа. Все, что я мог узнать, было то, что здание это построено в 795 году хиджры, и что Касим–бен–Аббас скрылся здесь живой в земле.




Места бывших брешей, через которые самаркандцы
во время штурма врывались в цитадель 2—8 июня 1868 года

На юго–восточной стороне города находится цитадель. Она в отношении к городу очень велика и имеет несколько верст в окружности. Вал, окружающий эту крепость, очень невелик, но стена толста и высока. Так как здесь несколько дней тому назад была ужасная борьба, и, кроме того, крепость вся перестраивается русскими, то понятно, что все здесь в большом беспорядке и в совершенно другом состоянии, нежели было прежде. Заметить можно было, что все внутреннее пространство цитадели некогда занято было множеством маленьких зданий, между которыми извивались узкие улицы.


Самарканд. Постройки внутри цитадели

Посреди этих домов находится замок эмира, в котором эмир проживал несколько летних месяцев, и где всякий новый эмир должен принимать власть предшественника.


Дворец бухарских эмиров Кок–Сарай.
Вид входа в приемный двор (со стороны двора)

Снаружи этот замок очень мало отличается от других зданий крепости, только окружающая его стена немного выше и правильнее остальных стен. Дворец состоит из множества дворов, флигелей и больших зданий с галереями, соединенными между собою без всякого порядка. Дома все из глины, и лишь некоторые из них оштукатурены. Нигде я не замечал ни малейшего следа пышности или царской роскоши. Правда, что прежде этот дворец представлял другой вид, чем теперь, когда он преобразован в больницу.


Дверь в приемную залу эмиров

Единственная достопримечательность, найденная мною в замке эмира, есть знаменитый Кокташ (Синий камень), восседая на котором, эмиры вступали в управление краем. Он находится на большом дворе в средине довольно аккуратно встроенной галереи. За камнем есть в стене ниша, украшения которой сходны с украшениями ниш Турбети–Тимура. Этот так называемый Кокташ есть большой кусок белого мрамора с едва заметными синими жилками. Он гладко обтесан, и только на верхнем крае есть узкая полоса высеченных со вкусом арабесок. Вышина Кокташа 1½ аршина, длина его 15 четвертей а ширина семь четвертей.


Трон эмиров Кок–Таш в приемном дворе

На стене висят еще теперь оба фирмана, о которых говорит Вамбери, но они написаны простыми чернилами — не золотом. В стене, налево от задней ниши, есть продолговатый черный камень, на котором находится надпись.


Дворец бухарских эмиров Кок–Сарай. Ниша в приемной зале

Замок эмира доказывает во всяком отношении, что он построен не очень давно. И во всей крепости нигде нет старинных строений, за исключением кладбища, находившегося на краю крепости, и могилы Кутф–и–Чердаун.


Мавзолей святого Шейха–Нуретдина–Башира (Кутби–Чаардахума)

На этой могиле построена часовня, украшенная снаружи мозаикой. К могиле этого святого спускаются по многочисленным галереям и подземным ходам много ниже уровня крепости. Она точно так же, как и могила Шах–Зиндэ, построена из кирпичей и покрыта кучею тряпок. Здесь та же решетка, охраняющая святое место от приближения посторонних лиц. Теперь, когда часовня оставлена совершенно, и решетка не была заперта, я мог осматривать могилу очень свободно. На могиле я нашел продолговатый камень, похожий на камень в стене у Кокташа, только надпись, к сожалению, была на многих местах не так ясна.

Говорят, что эта могила построена во времена Тимура.


Развалины цитадели Афросияб

Во время царствования этого государя Самарканд быль гораздо обширнее, чем теперь. Крепость самаркандская была тогда не здесь, но в 3—5 верстах к северу от города. Я посетил это место и нашел здесь возвышенность довольно значительную, на которой была, как казалось, еще искусственная насыпь, вероятно, прежняя цитадель. Место это великолепно для обороны, ибо природа защищает его от всякого нападения, и по своей близости оно владеет совершенно городом. Здесь я заметил много довольно глубоких ям, о которых мне говорили, что жители во время войны зарыли в них свое имущество.


Медресе Надыр–Диван–беги. Главный вход

К юго–востоку от города, около 1½ версты от Бухарских ворот, лежит среди садов Медресе–и–Ходжа–Эхрам. Устроена она совершенно по образцу Медресе–и–Ширудар, и украшена подобными же украшениями из мозаики.


Медресе Надыр–Диван–беги. Вход в соборную мечеть

Основана была эта медресе 320 лет тому назад. Купол над мечетью уже разрушается. Здесь 30 келий, в которых живут 60 мулл.


Медресе Надыр–Диван–беги. Вид одноэтажных келий, окружающих внутренний двор

Возле этой медресе превосходный сад с очень высокими деревьями. В этом саду новая мечеть, которая также очень повреждена, и четырнадцать лет тому назад вместе с медресе была реставрирована.


Мечеть Ходжи–Ахрара

В саду находится возвышение, окруженное кирпичною стеною, и на нем могила Ходжи–Эхрама. На могиле лежит высокая плита из черного мрамора, вся покрытая надписями; перед могилой стоит высокое знамя и столб, на котором зажигаются свечи. Мне рассказывали, что умер Ходжа–Эхрам 396 лет тому назад.


Мечеть Ходжи–Ахрара. Общий вид кладбища святого Ходжи–Ахрара и мечети

Из новых медресе заслуживает еще внимания только Медресе–и–Али, построенная эмиром Мусафаром и состоящая из большого одноэтажного квадрата. Она построена из простых саженных кирпичей. В ней 48 келий для мулл; на дворе этой медресе большой четыреугольный бассейн, окруженный прекрасными деревьями.

Кроме этих медресе и могильных часовень, есть в самом городе и в садах еще большое количество мечетей и могил, пользующихся большею или меньшею известностью. Я упомяну только о главных из них, которые я сам имел случай посетить.


Вид г. Самарканда от мазара святого Хызра (Еноха)

1) Мехтюм–и–Хоразм. Большое кладбище с множеством могил святых из известной семьи, 120 лет тому назад переселившейся из Хоразма. Многие из этих могил украшены большими стоячими мраморными плитами. У кладбища находятся две мечети с великолепными фруктовыми садами и бассейнами; у этих мечетей есть и маленькая медресе из 6 комнат. Здесь теперь еще живут потомки святых. Но я не видал ни одного из мулл: они все после взятия Самарканда убежали.

2) Могила Ходжи Ниснетдара, умершего около 800 лет тому назад. Могила построена из кирпичей и окружена деревянной решеткой. Возле могилы есть мечеть, построенная купцом Хаджи–баем.

3) Могила святого Ходжа–Якуба. Могила украшена куполом, построенным, как говорят, во времена Тимура. Возле могилы старая мечеть во вкусе Турбети–Тимури, и рядом с ней новая мечеть, построенная купцом Хаджи–баем. В древней мечети находится отверстие к самой могиле святого Ходжа–Якуба. На последней же я нашел такой же долговатый черный камень, как прежде описанный.

4) Меджид–и–Календер. Могила святого Календер Хаджи–Сефа, пришедшего из Мекки в Самарканд, построена из кирпичей, окружена деревянной решеткой и покрыта деревянной крышей. Недалеко от самой могилы есть обыкновенная мечеть. К ней принадлежит великолепный огромный фруктовый сад. Здесь много маленьких хижин, где бедные и пилигримы находят пристанище. Все доходы с этого сада принадлежат бедным.


(Окончание следует)


Фотографии Н. В. Богаевского и рисунки Л. А. Шостакова (Шестака) заимствованы из «Туркестанского альбома» (1871—1872).


Другие описания Самарканда:
Е. Л. Марков. Самарканд: русский город и цитадель;
Н. А. Варенцов. Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое;
В. Н. Гартевельд. Среди сыпучих песков и отрубленных голов;
С. М. Прокудин–Горский. О применении фотографирования в истинных цветах к наглядному изучению России.

 

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments